Игорь Аверкиев: «Борьба с коррупцией» — хороший способ «заниматься политикой», ничего не меняя

Не случайно главный антикоррупционер у нас — Президент Владимир Путин, создатель паразитического гипер-коррупционного государства (другого и не могло получится, если целая страна согласилась жить ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕМ сырьевой ренты). 

При этом, все итак против коррупции. Каждый человек на планете против коррупции. Даже коррупционеры против коррупции — их ведь, несчастных, к ней принуждают обстоятельства. Весь путинский электорат против коррупции. Даже я против коррупции. И что? Как тот факт, что все против коррупции помог увеличить партию Навального в Перми с нескольких человек, хотя бы до нескольких десятков человек? Как всеобщая нелюбовь к коррупции «путинского большинства», насмотревшегося в ТВ как сотнями сажают за коррупцию путинских чиновников, губернаторов и мэров сказалась на голосовании «путинского большинства» за путинские партии? Никак. 

С коррупцией не на много лучше обстояли дела ещё в дореволюционной России. И все в той России про неё знали, и все либеральные и патриотические СМИ тогда только о казнокрадстве и писали. Но в 1917 году люди «вышли на революцию» не за теми, кто «против коррупции», а за теми, кто пообещал «землю — крестьянам, и мир — народам», самые романтические купились ещё на «фабрики — рабочим». 

Политически рассчитывать на антикоррупционную мобилизацию так же глупо, как политически рассчитывать на антиворовскую мобилизацию (привычное социальное зло не стимулирует непривычную социальную активность). Антикоррупционные лозунги могут «сыграть» как тактический PR-ход, но ни как идеологическая основа для политического движения — у «антикоррупции» нет и не может быть позитивной программы. «Антикоррупция» имеет политический шанс лишь серьёзно доразвёрнутая «в лево»: от «партии жуликов и воров» к «экспроприации экспроприаторов», «грабь награбленное» и т.п.. Или как было недавно на пермском антимедведевском митинге, на котором разгорячённые несправедливостью подростки кричали в микрофон: «у них по пять дач и домики для уточек, а нам жить негде и дороги не ремонтируют» — даже для них дело не в коррупции. Коррупция лишь повод. Но повод-то для чего? Для «новой левой»?