Три идеала зоозащитной Перми – о чём мечтают городские защитники животных?

Пермская гражданская палата > Без рубрики > Три идеала зоозащитной Перми – о чём мечтают городские защитники животных?

В Перми начали строить ещё один муниципальный приют для безнадзорных животных. Объект площадью в 1 га на 350 мест появится на улице Верхнемуллинской, 106а к 2020 году. Однако городские защитники животных высказывают сомнения в необходимости такого приюта. Они считают, что дело не в количестве муниципальных приютов для животных, а в качестве их работы в частности и работы по защите животных в целом: «Можно построить хоть 100 приютов, но если в их работе останутся нарушения, которые есть в  существующих приютах, то ситуация не изменится».

Справка: в настоящий момент в Перми действует муниципальный приют (около 320 собак)  и ряд частных приютов (около 6), где содержатся от 300 до 500 животных. Есть также общественные инициативы помощи животным: ПГООЗЖ «Дозор», «Планета добра», Скорая помощь животным и другие. Всего, по предварительным оценкам, безнадзорных собак в Перми около 3,5 тысяч. В 2008 году их насчитывалось не меньше 4,5 тысячи.

О том, как действительно можно изменить ситуацию в сфере попечения безнадзорных животных – в Открытом общественном офисе в рамках цикла пермских публичных рассуждений «Наши идеалы» прозвучали три последовательных выступления пермских зоозащитников: биолога, президента Фонда природного и культурного наследия «Обвинская роза» Елены Плешковой, юриста, руководителя общественной организации «За защиту зверей. Пермь» и  создателя приюта для кошек «Матроскин» Георгия Ситникова и городского альтруиста и вегетарианца Тимофея Дубровских. Они рассуждали на тему «Мой идеал зоозащитной Перми».

Прежде чем поделиться своим видением идеального устройства муниципальной и общественной инфраструктуры попечения городских животных Перми, они сошлись во мнении, что действующая политика в отношении защиты домашних, безнадзорных и всех остальных животных и на федеральном уровне, и на местном – далека от идеала в принципе. Не смотря на то, что у 78% жителей страны есть свой питомец (в основном – кошки, в меньшем количестве – собаки и другие животные) и большинство людей осуждает уничтожение безнадзорных животных, практика такая в нашем государстве применяется и применяется активно. Потому, что денег на содержание всех отловленных животных в муниципалитетах нет. В крупных городах за счёт местного бюджета существует один или два приюта. В них может находиться от 450 до 3 000 животных. Государство оплачивает содержание животных в этих приютах и другие расходы (лечение, стерилизация) только в течение 182 дней: считается, что за это время животное успеет найти новый дом. Если нет, оно умерщвляется.

Идеал биолога-зоозащитника: интеграция вместо изоляции

По словам Елены Плешковой, ситуация в Перми и в целом по стране одинаковая: средства на содержание приютов из года в год уменьшаются. В условиях хронической нехватки денег на содержание животных в приютах (муниципальных и частных) определяющую роль в жизни безнадзорных начинают играть волонтёры. 

«Уделить собаке немного внимания несложно. Это внимание напрямую влияет на её эмоциональное состояние и физическую форму. Животное становится более открытым, и у него появляются все шансы найти новую семью, – объясняет биолог и приводит в пример успешный опыт работы волонтёров в приютах Швеции и Канады. – Поэтому ежедневная прогулка или тренировка животных с добровольцами не менее важна для собаки, чем комфортные условия».

Западные приюты для животных, о которых говорит биолог, интегрированы в общественную жизнь и не являются территорией отчуждения. Они работают как городские объекты инфраструктуры и занимаются образовательной деятельностью. Причём это происходит на разных уровнях: на занятия приходят школьники, дети младшего возраста, пожилые люди. В России же муниципальные приюты настолько переполнены, что с трудом решают задачу пристройства животных, не говоря уже обо всех остальных основных своих функциях, отмечает Плешкова.

Из этих наблюдений, она делает вывод, что идеальная система защиты животных в Перми может сложиться только в случае реализации нескольких мер:

Во-первых, нужна ревизия всех безнадзорных животных и анализ ситуации в сфере зоозащиты. Подсчётом числа собак, кстати, в настоящий момент занимают исследователи Пермского классического университета. Результаты должны быть получены на днях.

Во-вторых, необходима договоренность о совместных действиях – усилия действующих зоозащитников в Перми должны быть скооперированы. Это, по мнению Елены Плешковой, позволит максимально широко освещать проблемы и нужды приютов, передержек и общественных инициатив помощи безнадзорным животным. Это же позволит привлекать волонтёров и распространять полезные знания среди людей о взаимодействии с животными и о правилах владения (уход, потребности, обучение и пр.). На этом же этапе можно включить и поддержку со стороны СМИ, экоактивистских и других общественных объединений.

На третьем этапе в Перми должен появиться специализированный коворкинг-центр с элементами клубной работы. По своей сути это должен быть интегрированный в городское пространство офис, спроектированный с учетом pet-friendly стандартов. На его территории должны располагаться: специализированный магазин, место для занятий с животными (особенно в непогоду), место для проведения массовых мероприятий и работы специалистов с функциями школы для владельцев животных, услугами тренеров, кинологов, грумеров, волонтёров и т.д.

Идеал юриста-зоозащитника: защита прав животных на жизнь и здоровье

Георгий Ситников своё выступления начал с определения понятий защиты животных: «Как правило, защита животных рассматривается с двух точек зрения. Первое – это  защита прав животных, то есть признание животных субъектами права. Второе – это обеспечение благополучного существования животных. В пользу признания прав животных, на мой взгляд, свидетельствует, в том числе, гражданское законодательство. Например, оно предусматривает в России, что человек обладает такими нематериальными благами, как жизнь и здоровье. Но ведь животные наделены такими же благами, соответственно,  должны иметь базовые права по их защите, по защите своей жизни и здоровья».

Животные, как отмечает юрист, не могут принимать участие в общественных отношениях, не могут самостоятельно защищать свои права, поэтому человек обязан максимально гуманно обращаться с животными при их использовании и защищать их от ненадлежащего и жестокого обращения. И речь не только о бездомных собаках или кошках.

В своих представлениях об идеальной зоозащитной Перми, Ситников отмечает, что ответственность за жизнь и здоровье животного – должна лежать на каждом из горожан.

«Кто и от чего должен защищать животных?На этот вопрос ответ для себя мы [участники «За защиту зверей. Пермь» — ред.] нашли довольно давно: во-первых,  люди сами должны ограничить использование изделий из животных – это  мех, кожа, мясо. Во-вторых, мы должны запретить охоту и развлечения с животными, поскольку при этом они неизбежно страдают», – объясняет свою позицию зоозащитник. – Принимать участие в эксплуатации животных или нет – это личный выбор каждого. Со своей стороны наша организация пропагандирует отказ от изделий из животных и пропагандирует вегетарианство».

Для этого Ситников считает нужным предпринять следующее:

1. Закрыть меховые магазины. В течение последних несколько лет такие магазины  либо закрываются, либо уходят с центральных улиц города, отмечает зоозащитник. Отчасти благодаря борьбе защитников животных, которые регулярно митингуют и проводят публичные акции против убийства животных ради меха и кожи. Но в большей степени – за счёт широкого распространения информации об альтернативных вариантах

2. Запретить охоту и развлечение с животными. Речь о зоопарках, контактных зоопарках, цирках, дельфинариях и пр. местах, где используются животные для развлечения людей. Сейчас законом предусмотрено лицензирование такой деятельности. 3. Закрыть все притравочные станции. Сейчас законом притравочные станции запрещены, но продолжают работать нелегально. Информация о них просто стала закрытой, считает юрист.

4. Развивать городскую инфраструктуру с  учётом существующего числа безнадзорных животных (строить приюты с большими мощностями) и потребностей домашних животных (организовывать места для выгула собак в шаговой доступности каждого района).

5. Ответственность за жестокое обращение с животными. Не смотря на то, что такой закон об административной и уголовной ответственности у нас принят, на практике он почти не работает. Так, в 2017 году по статистике к ответственности были привлечены только в 8 случаях  по всему Пермскому краю. В то время, когда самих случаев насчитывается несколько десятков, говорит юрист.

6. Расширить функции государства в сфере защиты животных. Сейчас вся работа с безнадзорными животными связана только с работой органов власти по предотвращению распространения бешенства. Всем остальным в Перми, да и по всей России, занимаются волонтёры и добровольцы  – кормят, стерилизуют, пристраивают, лечат и гуляют. «Люди должны содействовать, но не брать на себя главную роль по охране жизни и здоровья животных, – считает Ситников. – В других странах уровень участия государства в этих вопросах гораздо выше. У нас же занимаются только отловом. Это мне кажется неправильным».

7. Регулярно вести общественный контроль. По мнению юриста, активное взаимодействие зоозащитников с властью и широкая пропаганда среди населения позволит начать регулировать численность бездомных животных путём их стерилизации, стерилизации домашних животных и пристройства животных из приютов. Это поможет сохранить жизнь существующих животных без увеличения их числа. А вот сохранить здоровье бездомных животных в приютах и добиться гуманного к ним отношения позволит только общественный контроль, считает Ситников.

Идеал альтруиста-зоозащитника: отказ от промышленного уничтожения животных

«Мне близко то, о чём говорили предыдущие спикеры. Но для меня важно пойти немного дальше и оценить, насколько работа по защите этих животных [безнадзорных собак и кошек – ред.] важна и нужна, – рассуждает Тимофей Дубровских о своём идеале Перми зоозащитной. – Для оценки этого я призываю на помощь эффективный альтруизм».

Справка: эффективный альтруизм – философия и социальное движение, которые используют факты и доказательства для определения наиболее эффективных способов сделать мир лучше.

Дубровских отмечает, что у эффективного альтруизма есть три параметра, которые могут указать наилучшее место для применения его усилий, как зоозащитника: масштаб, решаемость и запущенность (сколько сил уже используется для решения проблемы). Исходя из этих параметров, он предлагает высчитать эффективность защиты тех или иных животных и принять верное решение о том, на что же лучше тратить свои время и средства.

Масштаб. «В предыдущих выступлениях было сказано примерно о почти 5 000 бездомных собак в Перми. Отлично. Но на свинокомплексе в Пермском крае, при оценке имущества, выяснилось, что на балансе около 23 000 свиней. Свиньи на ферме живут в среднем год. Две крупнейшие птицефабрики Пермского края оборачивают около 5 000 000 птиц. Птица живёт от 2-х месяцев (на мясо) и до 3-х лет (на яйца). То есть в среднем за год 15 000 000 птиц убивается», – сравнивает Дубровских проблемы гибели и умерщвления безнадзорных животных и животных, страдающих в промышленном масштабе.

Решаемость. Тут в первую очередь речь идёт об отказе от мяса и возможности замены мяса другими продуктами. «Конечно, технологии замены куриного мяса очень быстро развиваются. В нашем городе есть вся инфраструктура для того, чтобы получить качественные продукты и блюда, содержащие все необходимые вещества и микроэлементы и при этом обладающие отличным вкусом. Этой же позиции придерживаются крупные диетологические ассоциации и министерства здравоохранения развитых стран. То есть эта проблема решаема и нет вопроса, можно ли быть здоровым, сытым и довольным без мяса».

Заброшенность. «В России почти никто не занимается сельскохозяйственными животными и снижением их страданий. Я поддерживаю активистов/ок, которые занимаются домашними животными. Я понимаю, что собаки и кошки – это наши друзья, и они помогают нам чувствовать себя нужными и получать счастье. Но я не понимаю, как мы можем заниматься проблемами 5 000 собак  при том, что совсем недалеко от Перми каждый год за стенами ферм умирают в муках около 16 000 000? Животных, у которых схожая с собаками нервная система, которые также могут чувствовать страх и привязанность, интерес и отвращение, – недоумевает альтруист  и резюмируют свой идеал. – Для меня очень важно двигаться к тому, чтобы рассматривать животных не как ресурс для получения мяса и эмоций, а как самостоятельных существ, которым не повезло оказаться рядом с человеком в наше время».