Заявление Игоря Аверкиева в связи с «поиском следов педофилии» в пермском «Мемориале»

Опубликовано
Пермская гражданская палата > Мнения и взгляды > Игорь Аверкиев > Заявление Игоря Аверкиева в связи с «поиском следов педофилии» в пермском «Мемориале»

9 ноября 2019 года в офис пермской общественной организации «Мемориал» ворвалась съемочная группа федеральной телекомпании РЕН ТВ. Корреспондент требовал у руководителя общества Роберта Латыпова дать комментарий по поводу обвинений в педофилии. Официальных обвинений со стороны правоохранительных органов при этом не было. Сам Латыпов предполагает, что речь идёт о шуточных клятвах волонтёров, которые писали участники молодёжного «Мемориала». Одну из таких нашли при обыске, в ней содержится обещание «оставаться маленькой хорошенькой девочкой». Публикуем Заявление председателя Пермской гражданской палаты Игоря Аверкиева:

«Тиражируемые в социальных сетях и СМИ обвинения председателя пермского «Мемориала» Роберта Латыпова в «педофилии» – выдуманы от начала до конца и абсурдны. Они не имеют никаких, даже минимально значимых, правовых оснований. Юридически значимые обвинения в педофилии — штука очень серьёзная, в отличии от безответственной болтовни журналистов и блогеров, натравленных на «Мемориал» или ненавидящих его по доброй воле.

Дела по педофильским статьям возбуждают за изнасилование несовершеннолетнего, насильственные сексуальные действия в отношении него, развратные действия, понуждения к сексу и за сам секс с несовершеннолетним, даже если секс добровольный. Педофилия — это очень конкретные физические действия, которые требуют очень конкретных доказательств.

Опомнитесь! Роберта Латыпова позорят и обвиняют в ужасном всего лишь на основании появившегося в сетях текста некой шутливой «клятвы» волонтёров.  Про этот текст достоверно известно только одно – он был в руках следователя краевого Следственного комитета Екатерины Шардаковой, которая допрашивала Латыпова в качестве свидетеля по делу о якобы «рубке леса» во время благоустройства волонтёрами заброшенного кладбища репрессированных литовцев и поляков. Никто, кроме неизвестного автора, не знает, откуда взялся этот текст, никто не знает КЕМ и КОГДА он создан. 

Сама фраза, ставшая основой этих нелепых обвинений, со всей очевидностью шутливая, может быть даже игривая, но трактоваться она может самым различным образом, включая сарказм, иронию, шалость, издёвку, тупую шутку, намёк на действительно нехорошее – всё что угодно. И вот это «всё что угодно» недобросовестные, злые и просто купленные властями люди называют «педофилией», той самой педофилией, которая про изнасилования, развратные действия, секс с несовершеннолетними. И всем плевать на элементарное: на честь и достоинство человека и на презумпцию невиновности. И главное, судя по всему, на это плевать пермским сотрудникам ФСБ или СК, организовавшим или допустившим «слив» этой «клятвы», а, возможно, и «организовавшим» саму эту «клятву». Не имея ничего серьёзного против «Мемориала», они, видимо, искали хоть что-нибудь, чтобы хоть как-нибудь «зацепить» Латыпова и «Мемориал». И вон «нашли». А презумпция невиновности — это не блажь, не заоблачный принцип, а фундамент справедливости и гуманности в цивилизованном праве. Но именно в цивилизованном.

В ФСБ и СК просто знают насколько убийственно для ЛЮБОГО человека обвинение в «педофилии», даже абсурдное, даже ничем не обоснованное. И, возможно, уже осознано, целеустремлённо пользуются этим. Они знают, как устроено общественное мнение: достаточно однажды произнести это слово в отношении конкретного человека, и «осадок останется» у многих и надолго. В этом цель: дискредитировать, деморализовать и, в конечном счёте, прекратить деятельность одних и запугать других. Они знают: «педофилом», «наркоманом» и т.п. можно сделать хоть кого. И делают, как совсем недавно навесили «наркораспространение» на Ивана Голунова. Педофилы и наркоторговцы действительно существуют и являются угрозой обществу, и главное – конкретным людям, но самое гадкое в этой истории, что лично я уже просто не могу верить подобным обвинениям, исходящим от наших правоохранительных органов. Они так часто лгут и манипулируют нами, что волей-неволей обнаруживаешь в себе эффект «пастуха и волков».

Во всей этой истории точно известно только одно: кто-то из пермских сотрудников Федеральной службы безопасности или Следственного комитета или Центра по противодействию экстремизму (все они занимались делом «о рубке леса(!) «Мемориалом») нарушил охраняемую законом ТАЙНУ СЛЕДСТВИЯ (ст. 161 УПК РФ). И уже не важно, как именно это произошло- по разгильдяйству ли конкретный сотрудник допустил утечку (это в ФСБ-то, это в СК-то?) или по злой воле передал журналистам текст «волонтёрской клятвы», которая независимо от реального происхождения, является материалом по делу.

Важно, что это произошло в этом коллективе ведомств.

Я не знаю, кто конкретно это сделал – следователь ли краевого СК Екатерина Шардакова, которая предъявляла эту «клятву» Роберту Латыпову или кто-то из её коллег. Я не знаю по распоряжению какого ФСБэшного или СКашного начальника это было сделано. Но я знаю, что все причастные к этому покушению на тайну следствия, да ещё в таких органах, должны быть привлечены к ответственности.

Речь не только про эту конкретную тайну, но и вообще про эту должностную  практику злонамеренного «слива» в наших правоохранительных органах,  которая  уничтожает любое следствие как общественно полезный инструмент, и  потому такая практика должна всегда и везде выявляться и наказываться.

И последнее. Если «органы» сами передали журналистам и блогерам эту непонятно откуда взявшуюся «клятву», то зачем? Ответ, по-моему, очевиден: чтобы организовать травлю Роберта Латыпова.  Тралю! Более того, травлю человека, чья вина никем и ни в чём не установлена! Вот зачем нам в России такая «госбезопасность» и такие «следственные действия»?»

Игорь Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты