Жить в триллере или действовать вместе?

Почти все проблемы жизни животных в городе – «заслуга» людей. С удручающей периодичностью наши новости напоминают нам о стаях бездомных собак, порой не просто пугающих жителей, но и нападающих на людей. Кто виноват? Что делать? И, самое главное, кто должен что-то делать? – вопросы не просто организации жизни в городе. Ответы, как зеркало, показывают нам самих себя. «Спасать всех!» - кричат одни и, цитируя Экзюпери, самоотверженно лечат, пристраивают, жертвуют средства, открывают приюты, пишут тексты, рассказывают о проблемах, проводят различные мероприятия по продвижению проблемы беспризорных животных на улицах. Другие равнодушно молчат, изредка высказывая негодование и требуя от властей «навести порядок». А есть и самые страшные: они травят, отстреливают и всячески уничтожают уличных собак и кошек, выдавая свои варварские действия за защиту общественных интересов. Почему это страшно? Безнаказанное насилие «смещает» границы - сегодня человек ощущает могущество, убивая животных, завтра, желая достигать большего, он станет опасным для людей. Это простое объяснение, рациональное, без гуманитарного флёра.

О том, как могут граждане и представители власти гуманно решать проблемы бездомных животных, мы поговорили с супругами Галиной Море и Георгием Ситниковым – известными в Перми защитниками животных, создателями первого приюта для кошек «Матроскин».

- Ребята, а есть какие-то истории, когда горожане и чиновники объединились и что-то сделали вместе в зоозащитной сфере?

- В Перми? – уточняет Галина. - Объединились и сделали? Нет такого!

 

- Тогда давайте попробуем разобраться, что нам всем, жителям города, необходимо делать, ради лучшего качества жизни. Прежде всего, какие городские проблемы волнуют зоозащитников сегодня?!

- Первая проблема – положение безнадзорных животных. На них жалуются люди, поэтому их пытаются травить или даже отстреливать.

- Я бы людей по отношению к этой проблеме разделила на три группы, - рассуждает Галина. - Есть те, кто животных ненавидит, есть те, кто животных любит, хочет их спасти и забрать всех с улиц. И есть третья группа, это большинство людей – те, кто к ним равнодушен. Последние – процентов семьдесят.

- С точки зрения городских властей эту проблему должна решать специальная городская служба по регулированию численности собак и кошек. Муниципальная служба создана в 2001 году. Но работает эта служба таким образом, что, во-первых, количество безнадзорных животных практически не сокращается. А во-вторых, на работу этой службы очень много нареканий у всех, кто знаком с её работой. Есть сведения о жестоком обращении с животными, начиная с отлова и до умерщвления. Достаточно большой процент животных, которые подвергаются эвтаназии, либо погибают. У некоторых жителей есть подозрения, что животные на улице отстреливаются либо травятся и увозятся на утилизацию в яму Беккари (ну, это такие биотермические ямы). Плюс, если зайти в муниципальный приют для собак, то любому человеку станет понятно, что животным там живется очень и очень плохо. Знаете, там как в концлагере: там могут одни собаки загрызть другую, а местный ветеринар за неделю даже труп этой собаки не найдет, не то, чтобы вылечить кого-то. Мои знакомые когда-то доставали из вольеров разлагающиеся собачьи тела, когда головы и лапы отдельно.

- Нам недавно привезли собаку из муниципального приюта, - приводит пример Галина. - У неё просто спины не было. Но, слава Богу, мы её вылечили. И никто за это не понёс никакой ответственности! И это вполне обычная история для муниципального приюта.

 

- Трудности в организации деятельности или в бездействии сотрудников и руководства муниципального приюта?!

- В муниципальном приюте было уже много-много разных руководителей. Но никто ничего не может изменить, – отвечает Галина. - С Сафоновым мы встречались и общались, но пока тоже никаких изменений не произошло. Он много всего обещает. И работать хочет. Но пока нет конкретных дел, изменений, мы ничего о нём как руководителе сказать не может. Плохого не можем, но и хорошего тоже. Для этого нужно, чтобы каждый, заходящий в приют, мог сказать – «да, собакам здесь хорошо». Но пока этого нет, волонтёры констатируют отсутствие прорывных изменений в содержании собак.

- На мой взгляд, дело не в руководителе – поясняет Георгий. – Я занимаюсь защитой животных уже десять лет, с 2007 года. Мы добивались общественного контроля над работой муниципального приюта. Я, кстати, нашёл на своём сайте, что в 2008 году мы даже к Марголиной обращались с просьбой содействовать в организации общественного контроля. Но, видимо, как-то не сложилось это в те времена. И вот сейчас при поддержке Светланы Денисовой при Общественной палате получилось группу контроля создать.

В 2014 году у нас вышли краевые правила отлова и содержания безнадзорных животных. До этого использовалась схема так называемого безвозвратного отлова. То есть собаки отлавливаются на улицах, содержатся в приюте до истечения шести месяцев. После этого, в соответствии с гражданским кодексом они должны поступать в собственность муниципального образования. Но муниципальному образованию они не нужны, поэтому проводилась эвтаназия невостребованных животных. В 2014 году с точки зрения законодательства ситуация существенно поменялась. Сейчас собаки должны отлавливаться, стерилизоваться, вакцинироваться. И после стерилизации они выпускаются. Но к качеству этого процесса есть претензии, при чём буквально на каждой из стадий.

По правилам, чипироваться ещё должны, и иметь специальные метки – дополняет Галина.

 

- Это желтые кружочки на ушах?

- Да. Но это не самый безопасный способ пометить стерилизованное животное.

- Нужно сказать, что жёлтые метки ещё ставит общественная организация, которая тоже отловом и стерилизацией занимается. Но они делают это за свой счет, - разъясняет Галина. - По идее этим должен заниматься муниципалитет: отлавливать, стерилизовать, выпускать. Но схема эффективно не работает, потому что контроля нет. Нам рассказывали про такую схему: одну собачку поймали, простерилизовали, записали и выпустили. Потом снова поймали, снова простерилизовали – эту же собаку – и снова выпустили. Поскольку всё только на бумаге, то можно не вдаваться в детали. И это, поверьте, не самая худшая схема. Здесь хоть никто не умирает. Но выявить такие вещи можно только при постоянном и тщательном контроле как реального движения собак в приюте, так и документации.

- Самое плохое, что есть риск того, что могут отловить собак, как-то умертвить и увезти на яму Беккари. И всё втихушку, - сообщает Георгий. – Был случай, когда был отлов собак и при отлове, видимо, собак убили. И вот женщина, которая собак подкармливает, сразу со знакомыми поехала в приют, нашли машины, где эти собаки, скорее всего, хранились. Там

просто работники встали стеной. Волонтеры вызвали полицию, но даже полиции они не стали показывать, что там, в машине, внутри находится. То есть там явно были трупы этих отловленных собак. Там у них постоянно что-то странное происходит.

- Это просто жутко. И с этим непонятно что делать, - резюмирует Галина.

 

- Ребята, а есть какие-то хорошие сюжеты? Ну, когда что-то как-то на пользу, а не во вред удалось сделать?

- Я считаю, что частные приюты для бездомных животных – это успешная практика. Люди объединились, забрали себе собачек-кошечек, лечат, стерилизуют, находят им дом.

- Ну, кроме приюта «Верность», пожалуй. Там, на мой взгляд, всё плачевно, - уточняет Георгий. Но про «Доброе сердце» и «Островок надежды» можно уверенно сказать, что животных там содержат добросовестно.

- Мы за время своей работы убедились, что НКО гораздо легче, проще и, что немаловажно, за меньшие деньги, справляются с этой задачей.

- Но тут проблема в том, что есть добросовестные и недобросовестные НКО, - уточняет Георгий. – И когда была попытка властей передать эти вопросы на аутсорсинг. На 2014 год 12 млн. закладывалось. Успели из них освоить только 3,5. И там сразу начались жалобы во все надзорные органы от тех, кто эти субсидии не получил, или хотел «откат» за содействие. Вообще, недобросовестных людей, называющих себя зоозащитниками, довольно много. Либо это платные передержки, по-сути, гостиницы для животных, называющие себя приютами, либо это «приюты», которые охотятся за породистыми собаками, бойцовыми или еще какими-нибудь, естественно с целью наживы.

Передача функций НКО – это не панацея, наоборот, это может привести к трагедии, вспомните БАНО «ЭКО» в Москве, где нашли десятки трупов – а это ведь тоже была благотворительная некоммерческая организация.

- И в результате программу по стерилизации в Пермском крае прикрыли, - с грустью констатирует Галина.

 

- А этих миллионов хватило бы для решения проблемы безнадзорных животных?

- На решение всех проблем с бездомными животными? Есть ещё проблема в том, что мы даже не знаем, сколько бездомных собак у нас сейчас. В последний раз мониторинг был в 2009 году. Проводили его Пермский госуниверситет. После этого ничего не делалось. Сейчас мы боремся с ветряными мельницами. Есть проблема с целевыми показателями. Сейчас целевой показатель – количество отловленных животных (поэтому можно ловить одно и то же животное, а отчитываться как за несколько – МЧ), а не количество стерилизованных.

- У нас на уровне города установлены очень странные, на мой взгляд, показатели по работе с безнадзорными животными – уточняет Георгий. – В ведомственной целевой программе он сформулирован следующим образом: «выезд на не менее чем 60% поступивших заявок на отлов в течение трех дней.

- Это абсолютный бред! – негодует Галина. – Мы выступаем за то, чтобы хотя бы целевой показатель был в количестве стерилизованных животных.

- Если с одного места им двадцать раз позвонили, и они двадцать раз приехали, то чего они достигли-то? – грустно усмехается Георгий.

- Ну, мы-то, конечно, мечтаем, чтобы стерилизовать определенное число животных в год. По нашим подсчетам сейчас в городе 5-5,5 тысяч бездомных собак. И чтобы их стерилизовать надо два-три года. Это абсолютно реально, даже оставаясь при том же финансировании. 30 миллионов, как мы с Гошей посчитали, вполне хватит. Это при условии, если именно на стерилизацию делать упор.

- Мы считали по рыночным ценам, сколько вообще потребуется, чтобы стерилизовать такое количество животных. Стерилизация прекратит их размножение. Потому что сейчас каждая неотловленная собака два раза в год рожает нам по десять щенков. При наличии кормовой базы, большая часть из которых выживет. Кормовая база у нас - помойки, мусорки, которые не закрываются. А ещё их люди подкармливают.

То есть, чтобы решить проблему с бездомными животными в Перми, нужно сделать три вещи. Первое: стерилизовать большую часть безнадзорных животных, которые живут на улице. Потому что поместить в приюты мы их физически не сможем, 5 тысяч. Второе: устранить кормовую базу – ввести жестки контроль над размещением бытовых отходов. И третье, самое сложное на данный момент: ввести ответственное отношение с домашними животными. Очень часто безнадзорные животные появляются от того, что люди бесконтрольно выпускают своих домашних, не стерилизованных животных, которые потом рожают, а «добрые» хозяева выбрасывают щенков на улицу. И вообще безответственно относятся. Если по этим трем направлениям сразу поработать, то у нас проблема с бездомными животными решится.

 

- Может ли государство как-то помочь?

- Помочь государство должно в первую очередь законодательно, установив нормативное регулирование. Мы этого очень ждем на федеральном уровне. Когда-то давно, в 10-11 году, мы принимали участие в работе над федеральным законопроектом. Но ничего не вышло, закон депутаты держат до сих пор на уровне первого чтения. Потом пытались краевой закон сделать, тоже он «завис» без движения в органах власти. Сейчас ждем, что на федеральном уровне такой закон примут: тогда более-менее решится вопрос с проблемой ответственного обращения, стерилизацией. Недавно с этой целью по всей стране были митинги зоозащитников.

- Группа общественного контроля в области обращения с животными в Перми сейчас есть, - рассказывает Георгий. – Это группа, которая занимается исключительно вопросами общественного контроля работы муниципального приюта. Мы направили письмо в Общественную палату Светлане Денисовой с просьбой поддержать инициативу по организации общественного контроля за работой муниципального приюта. Общественная палата набрала в эту группу в первую очередь волонтеров, представителей зоозащитных организаций, и просто активных людей, которым не безразлична судьба животных в приюте. С информацией по всем вопросам, касающимся нашей деятельности, можно познакомиться у нас в сообществе. Пока там, в основном кошки, но и про общественный контроль мы тоже будем там писать, когда будут показательные результаты.

Деятельность зоозащитников трудна именно тем, что улучшение ситуации требует от власти и горожан первого и самого трудного шага: осознать и признать неэффективность своих нынешних действий, взять на себя ответственность за изменение ситуации и начать работать вместе. Верим, что гуманное отношение к животным и совместное решение проблемы безнадзорных животных поможет нам не просто сделать жизнь в городе безопаснее, но и самим стать добрее.

 


Мария Черемных
зоозащита закон интервью Пермь
Прислать новость
Пермская гражданская палата

Использование любых материалов с сайта Пермской гражданской палаты с целью их дальнейшего распространения допускается при условии указания в качестве источника информации сайт ПГП.


Юр. адрес: 614016, г. Пермь, ул. Глеба Успенского, 13-17.
Консультации проводятся по адресу: г. Пермь, ул. Екатерининская, 120а.
Запись по телефону: +7 (342) 233-40-63. E-mail: palata@pgpalata.org

Главная \ О нас \ Контакты

18+

Яндекс.Метрика